Click to order
Cart
ВАШ ЗАКАЗ:
Total: 
Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения».
Обратите внимание, что, если ваш счёт открыт в отличной от рубля валюте, то платёж будет конвертирован в рубли. Конвертацию в этом случае проводит либо ваш банк, либо система оплаты.
 
ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ
Отправьте свой вопрос или укажите номер телефона и мы вам перезвоним:
Хочу получать полезные материалы от «Среды обучения»
На ваш email накануне встречи придет ссылка на трансляцию и инструкция, как к ней подключиться

* Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»
современный дизайн
Фрэнку Гери почти 90 лет
Он одновременно ведет по 20 проектов, обучает студентов, говорит, что слишком молод для пенсии. Не позволяет называть себя звездой и не считает себя деконструктивистом. Фрэнк Гери — настоящий художник, скульптор; архитектура для него — прежде всего искусство, самовыражение. Его здания вызывают восхищение у одних и негодование у других, но не оставляют равнодушным никого.
Невероятные, взрывающиеся, плывущие, летящие и танцующие, его здания изменили архитектуру и преобразили города. Получив Притцкеровскую премию в 1989 году, Фрэнк Гери продолжает завоевывать всевозможные награды, полон идей и планов.
— Откуда берутся большие идеи? Это правда, что вы увидели концертный зал Disney Hall в скомканном листе бумаги?
— Это миф. Это из мультика про Симпсонов. Если бы все было так просто.

— Что было самой большой проблемой при проектировании Disney Hall?
— Я провел много времени с музыкантами и узнал, что им некомфортно от того, что часто они не могут слышать друг друга в зале. Это было одной задачей.

Другой — была связь «исполнитель — аудитория». Зрителям и исполнителям нужна связь. Я испытал это на себе, читая лекции в разных аудиториях. Если в комнате дружеские отношения между лектором и аудиторией, то чувствуется отдача, признательность. И я думаю, что зрители тоже это чувствуют.

Я тщательно проанализировал залы, которые работают на музыкантов и зрителей, и те, которые этого не делают. В результате сконструировал зал насколько возможно камерным, чтобы объединить артистов и аудиторию. Это было сложно по многим причинам, в том числе связанным со строительными нормами.
— сказал Уильям Шекспир
«Весь мир — театр, и люди в нем — актеры…»
— А как решили проблему с нормами?
— Я сжал пространство, но все нормы были соблюдены. Я убедил клиентов, что это того стоило, хотя зал получился на меньшее количество мест. Из запланированных 2500 мы оставили 2385 мест. Но с другой стороны, музыканты и зрители стали ближе друг к другу. Процесс тонкой настройки всего наполнения здания и его акустики был очень сложным. Это вам не скомканная бумажка.
— Бывает такое, что вам хочется получить еще шанс, чтобы что-то улучшить?
— Каждый раз.
Здания, спроектированные Фрэнком Гери
— Раньше вы говорили, что люди, которые заказали проект Бильбао, хотели получить Сиднейский оперный театр, здание, которое станет иконой и символом города. Построенный музей полностью оправдал ожидания, и теперь это называют эффектом Бильбао. Можно ли просить от архитектуры преображения пространства?
«Когда Филипп Джонсон, которого называют крестным отцом современной архитектуры, впервые вошел в только что завершенный Музей Гуггенхайма в Бильбао в Испании, он заплакал»
— Это не ново. Эффект Бильбао — это эффект Парфенона. Эффект собора Шартра. Эффект Нотр-Дам. Пресса назвала это эффектом Бильбао, а не я. Нет ничего нового в том, что архитектура может глубоко повлиять на место, иногда трансформировать его. Архитектура, как и любое искусство, может преобразить человека, даже спасти. Для меня это очень важно.
— Мотивы океана и рыб встречаются во многих ваших работах. Что разожгло эту страсть?
— Меня всегда завораживало движение рыб. Когда я искал для своей архитектуры декоративные приемы, устраненные модернистами, я увидел движение, которым можно передать эмоции. А вызвать эмоции — самое главное в искусстве и архитектуре.
— Вы всегда используете непривычные материалы в отделке ваших зданий. Например, в вашем доме, которым вы впервые заявили о себе, использованы гофрированный алюминий и необработанная фанера. Они выступают в качестве выразительных элементов. Какой из ваших текущих проектов наиболее соответствует идеям, воплощенным в вашем доме?
— Кампус Facebook. Нужно было пространство, которое работало бы для них, не перегруженное дизайнерскими находками, в котором приятно находиться, легко общаться и обмениваться идеями. Я чувствую родство между моим домом и Facebook.
Кампус Facebook
— Вы шутили, что однажды спроектируете космический корабль. За что еще собираетесь взяться?
— Я слишком суеверен, я никогда не мечтаю о проекте. Я беру работу, которая сама приходит, и стараюсь сделать как можно лучше.
— На пресс-конференции в Арле вы сказали, что любите книги «Алиса в Стране чудес» и «Дон Кихот». Это правда?
— Я читаю «Дон Кихота», когда я полностью разочарован, когда кажется, ничего не имеет смысла. Первая глава с горящей книгой особенно прекрасна. Я читаю его, когда мне нужно почувствовать, что я не одинок. Я думаю, что самая большая проблема «промышленной» архитектуры — в том, что она потеряла свое чувство человечности. Минималистичный материал высасывает из него все человеческое. Эта идея отлично работает для денег, но не вызывает эмоций.
Перевела Александра Дебрянская / Источник
ВАМ ПОНРАВИЛАСЬ ЭТА СТАТЬЯ?
ПОЛЕЗНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку! Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности