Click to order
Cart
ВАШ ЗАКАЗ:
Total: 
Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения».
Обратите внимание, что, если ваш счёт открыт в отличной от рубля валюте, то платёж будет конвертирован в рубли. Конвертацию в этом случае проводит либо ваш банк, либо система оплаты.
 
ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ
Отправьте свой вопрос или укажите номер телефона и мы вам перезвоним:
Хочу получать полезные материалы от «Среды обучения»
На ваш email накануне встречи придет ссылка на трансляцию и инструкция, как к ней подключиться

* Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»
Архитектура выставочных пространств
С 27 по 28 сентября в Москве прошла архитектурная конференция «Открытый город». На конференции выступали с докладами, презентациями и дискуссиями известные архитекторы и урбанисты. В том числе на одной из площадок была проведена панельная дискуссия на тему «Архитектура выставочных пространств». Рассказываем, о чем говорили эксперты.
УЧАСТНИКИ ДИСКУССИИ
Марк Акопян
Историк архитектуры, куратор выставочных проектов
Ната Татунашвили
Основатель архитектурного бюро Nowadays
Юрий Аввакумов
Архитектор, художник и куратор
Павел Филипповский
Заместитель генерального директора по выставочно-экспозиционной деятельности в Музее Москвы
Павел Филипповский: В этом году Музею Москвы исполняется 122 года. Это помещение, здание, архитектурный комплекс был построен еще в конце первой трети XIX века. И когда музей сюда переехал, то получил в наследство и прекрасный, но сложный архитектурный комплекс. Сложный именно для выставочных нужд.

Этот комплекс дошел до нас не в первозданном состоянии, не в том виде, в котором он задумывался, а уже после использования Министерством обороны под нужды гаража Генштаба. Поэтому те, кто был в залах и на выставках, мог заметить своеобразие внутренней архитектуры. В частности, это такое же наследие, доставшееся нам от Генштаба.

В Музее Москвы и его филиалах проходит до 50 выставочных проектов. У нас есть лекторий, есть детские студии, мы проводим маркеты и кинопоказы. Естественно, мы традиционные участники всех московских мероприятий, таких как «Ночь в музее» и «Ночь кино». Управлять всем этим пространством невозможно без архитектора. Архитектура музея — это, естественно, неотъемлемая часть производства выставочного продукта. Ни один серьезный проект сейчас не может обойтись без участия архитектора.

Еще лет 15 назад мы только-только начали привыкать к тому, что выставка — это продукт куратора. И это было непонятно, и надо было приучать и себя, и зрителя, а главное — музейное начальство к тому, что есть позиция куратора. Слава богу, с годами это как-то укоренилось, и выставка без куратора уже немыслима. Все-таки выставочный продукт — это результат замысла и деятельности куратора. Но точно так же выставочный продукт немыслим без участия архитектора экспозиции.

Особенное это важно для нашего музея, так как мы находимся в здании — памятнике архитектуры, а это накладывает на нас некоторые обязанности. Например, мы не можем использовать стены как выставочную поверхность. Поэтому участие архитектора — это не только творческая необходимость. Это еще и необходимость утилитарная — не испортив историческую часть здания, интегрироваться в историческое пространство таким образом, чтобы оно, с одной стороны, не доминировало, но с другой стороны, помогало восприятию выставочного продукта. Это разные задачи, которые ставятся перед архитектором: либо выявить эту историческую часть, либо, наоборот, абсолютно абстрагироваться, уйти от нее, чтобы само помещение, сами стены не участвовали в восприятии.

Последние 5 лет показали, что в нашем музее позиция архитектора так же важна, как и позиция куратора, как и рабочая группа, которая трудится над проектом. Поэтому в Музее Москвы есть архитектор в штате. Но, помимо плановых экспозиций, мы также готовы рассмотреть и предложения инициативных групп. Мы ежегодно проводим методический совет — это такой своего рода смотр проектов на следующий год. В нем могут принимать участие кураторские группы, независимые кураторы, институции, которые намерены выставляться у нас. И также мы открыты для арт-проектов и новых архитекторов.
Музей Москвы
Юрий Аввакумов: Первую выставку я сделал 35 лет назад, в 1983 году. Это была выставка архитектора Кисе Курокавы в Доме архитектора. Делали мы ее вместе с Евгением Ассом. Это была моя первая выставка. Выставку в музее я сделал в 1989 году. Это была выставка Любови Поповой в Третьяковской галерее. Сейчас моя основная работа связана с Музеем имени Пушкина. Мы проектируем флигель усадьбы Голицыных, где одновременно занимаемся и экспозицией.
«Выставочное проектирование — фаст-фуд для архитектора»
По поводу выставок я могу вам сказать, что и большие архитекторы проектируют выставки время от времени. Я очень хорошо помню выставку, которую делал Фрэнк Гери, лет 30 назад. Фрэнк Гери, кстати, как-то сказал, что выставочное проектирование — фаст-фуд для архитектора.
В 1993 году в Дюссельдорфе я проектировал выставку Владимира Татлина. Его сокуратор Анатолий Анатольевич Стригалев увидел мою выставку Любови Поповой в Третьяковке и позвал меня проектировать. Выставка проходила в Кунстхалле. Это такое здание, в котором нельзя было обойтись без каких-то дополнительных стен, так оно было спроектировано. В итоге он сам выставлял стены, как считал нужным, сам экспонировал то искусство, которое считал нужным. У него было несколько приглашенных плотников, которые строили ему любые стены. В общем, нужды в архитектуре он не испытывал, но тут решил попробовать, и я стал первым архитектором, с которым он сотрудничал. Прошло уже 25 лет, а я до сих пор помню все рабочие моменты того проекта. Пожалуй, это была одна из моих любимых выставок.
Выставка Владимира Татлина, 1993
Ната Татунашвили: Сейчас очень интересное время. В Москве делается одновременно несколько масштабных музейных проектов. Где-то к 2020−2021 году в Москве появятся удивительные новые места: Пушкинский музей, и целый музейный городок вокруг Пушкинского музея, и с Третьяковкой что-то очень интересное происходит, в бывшем здании ЦДХ. Нам повезло участвовать в одном из таких проектов — работать над новым зданием Музея Кремля, который скоро появится на Красной площади. Музей Московского Кремля — это комплекс множества зданий, который включает в себя Оружейную палату, соборы, Патриарший двор. И так получилось, что старая Оружейная палата, которая находится в Кремле, — это очень небольшой музей, а коллекция этого музея огромна, и вот теперь она переезжает в новое, большое здание, которое появится на Красной площади рядом с ГУМом. Новое здание музея будет состоять из двух корпусов. Первый — это собственно периметральный памятник Средних торговых рядов, практически полная копия ГУМа, а во внутреннем дворе появляется новый корпус. Красная площадь — объект охраны ЮНЕСКО, и все, что строится в ядре Средних торговых рядов, будет тщательно скрыто старым зданием.
Музей Московского Кремля
Марк Акопян: Я не архитектор. Я по другую сторону баррикады. Я историк архитектуры и куратор выставочных проектов. Я как раз тот человек, с которым вы (будущие архитекторы и дизайнеры интерьеров. — Ред.) будете много работать, если займетесь выставочными проектами, выставочным дизайном, архитектурой. И я тот человек, от работы которого будет зависеть ваш успех, который станет и моим успехом как куратора.
Выставка «Архитектура стадионов»
На примере выставки «Архитектура стадионов» расскажу, как строится работа, как происходит взаимодействие между куратором и архитектором. Выставка «Архитектура стадионов» недавно прошла в Музее архитектуры. Как и Музей Москвы, это памятник архитектуры. Старинное здание с большими и маленькими залами, пролетами и анфиладами. Условия диктуют сложности, которые стоят перед архитектором. Выставка готовилась 11 месяцев, архитектор подключился за полгода до открытия. Но прежде чем прийти к архитекторам, мы резали и клеили, пытаясь накидать план того, как и где мы разместим экспонаты. У нас вышла некая самодельная конструкция — картина-пример, как мы видим залы. С подобными аппликациями кураторы приходят на первую встречу к архитектору. Дальше развивается сама идея, и из нее рождаются те архитектурные ходы, которые через полгода видит посетитель выставки.

В результате сотрудничества архитектора и куратора получаются интересные, часто неожиданные вещи. Поскольку у нас времени мало, расскажу вам об одном очень интересном сюжете на этой выставке. Это такой большой круг во втором зале. Второй зал посвящен Международному Красному стадиону. Красный стадион — авангард, поэтому архитектор предложил установить большой красный круг в центре зала. Идея понравилась, и мы решили использовать этот круг для того, чтобы показать генеральный план местности, на которой проектировался стадион. Мне было очень важно, чтобы у посетителей выставки была в голове конкретная локация.
«От пинг-понга между кураторами и архитекторами рождается чудесный конечный продукт»
На следующем этапе мы подумали: можно показать не один проект, а всю линейку. Было очень много экспериментов с этой территорией, больше десяти проектов, в виде проекции. А если есть проекция и территория, давайте мы сделаем рельеф. И от такого вот пинг-понга между кураторами и архитекторами и рождается чудесный конечный продукт. В итоге у нас получились круг и рельеф местности, где в проекции показаны планировки этой территории на протяжении десяти лет.
Ната Татунашвили: Иногда есть такие форматы, когда музеи предоставляют площадку специально для молодых архитекторов. Такое делали на Винзаводе и в Еврейском музее. Но в любом случае я считаю, что проектирование выставки ничем не отличается от проектирования чего угодно. Это не проще, нет там такой истории. Какой бы маленькой и короткой ни была выставка, вопрос все равно в том, что надо решить пространственную задачу, и она настолько же сложная, как и в любом другом проекте. И ошибок в ней может быть столько же. Я бы советовала молодому архитектору, прежде чем пытаться сделать что-то грандиозное в одиночку, присоединиться к какой-то команде, к каким-то чуть-чуть более опытным людям, чтобы делать проекты вместе, потому что иначе будет сложно учиться и исправлять ошибки.
Юрий Аввакумов: Вообще говоря, научить делать выставки можно минут за 15, если вы исходите из того, что есть пространство, в котором можно ничего не строить, потому что его перед проектом уже спроектировал какой-то другой архитектор. Но для того, чтобы действительно делать что-то выдающееся в плане организации выставочных пространств, прежде всего нужно любить изобразительное искусство. Нужно ходить на эти выставки без всякого принуждения. Нужно разбираться в современном искусстве, нужно любить старое искусство. Для этого нужно уважать искусство и уважать тех, кто его делает.

Подготовила Полина Весна
Share некоторых материалов с благодарностью у: nowadaysoffice / snob
ВАМ ПОНРАВИЛАСЬ ЭТА СТАТЬЯ?
ПОЛЕЗНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку! Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности